ЧТО ТАКОЕ СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ?

Добавлен: 15.12.2014. Раздел: Новости

Несмотря на бодрые репортажи пензенских телевизионных и печатных СМИ, все больше пензяков задумывается о том, а есть ли иной путь развития нашей области? Путь, который обеспечит качественное бесплатное медицинское обслуживание без унизительных и бесконечных очередей в поликлиниках и лечения в больнице без разорительных поборов. Путь, который обеспечит предоставление каждой молодой семье собственного жилища, жилища, за которое не надо платить кабальную пожизненную ипотеку, жилища, из которого не надо ехать на работу за 20 километров на другой конец города через одну гигантскую пробку. Мы мечтаем о жизни в таком городе, где воду из крана можно пить без боязни, где тротуары чисто подметаются (и тротуары вообще есть!) и где город не скрывается в пыльных бурях. Мы мечтаем о городе, где можно дышать полной грудью, где воздух не отравлен десятками тысяч выхлопных труб, чадящих в одной гигантской пробке. Мы мечтаем о красивых городах, утопающих в тени парков и скверов с прохладными фонтанами. И, самое главное, мы мечтаем о жизни в таком обществе, где у каждого гражданина есть работа по душе, работа, на которой раскрываются все его природные таланты и где каждый человек смотрит в будущее со спокойствием и уверенностью. Нельзя сказать, что такие мечты являются исключительно детищем нашего тревожного времени. С зарождением первых государств на Земле многие мыслители отмечали несправедливый и тормозящий общественный прогресс характер этих государств. Уже в IV в. до н.э. Платон в своем “Государстве” писал о необходимости отмены частной собственности, поскольку именно в ней он видел корень всех человеческих бед. Многие народы Земли жили в то время еще при родовом строе, и Платон мог видеть, что уровень нравственности и общественного согласия у этих народов был не в пример выше, чем у “цивилизованных” греков. Более поздние утописты Мор и Кампанелла в своих работах “Утопия” и “Город Солнца” безусловно поддержали позицию Платона о порочности идеи частной собственности. И это не удивительно, так как на их глазах европейский капитализм переживал самый драматичный и кровавый период в своей истории - период первоначального накопления капитала. Именно тогда, когда в процессе огораживания тысячи английских крестьян просто выгонялись со своей земли в Англии и превращались в бесправных пауперов, появилась поговорка о том, что “овцы пожрали людей”. В своем описании идеального государства утописты опирались на идею прямой демократии, когда люди непосредственно, без промежуточных звеньев в виде парламентов, депутатов и безразмерных министерств, участвуют в устроении собственной жизни. Первым государством нового типа, на практике попытавшимся осуществить многие из принципов великих утопистов, стала Парижская Коммуна. Это государство было построено на следующих принципах: ● Франция объявлялась республикой, объединившей свободные коммуны, построенные по принципу Парижской. Власть Коммуны ограничивается только властью другой Коммуны и общегосударственными интересами; ● высшим органом власти в Коммуне является Совет Коммуны, который совмещает в своем лице законодательную и исполнительную власть. Непосредственно решения Совета Коммуны в жизнь претворяют профильные комиссии; ● Коммуна сама формирует свой бюджет, имеет собственную Национальную гвардию, в которой обязаны служить все жители Коммуны, способные носить оружие; ● зарплата чиновника - на уровне зарплаты рабочего; ● все должностные лица Коммуны выборны, подотчетны и сменяемы; ● свобода прессы; ● бесплатное, обязательное и исключительно светское образование. Но поражение Франции в войне с объединенной Бисмарком Германией, которое стало причиной возникновения Коммуны, в той же мере и обусловило поражение Коммуны. Будучи зажатой между двумя армиями, испытывая недостаток буквально во всем, тем не менее Коммуна стойко держалась 72 дня. Ко всему прочему недостаток решительности, отсутствие политического единства и дисциплины, недостаток военных кадров, приверженность буржуазным ценностям, неспособность решить ключевой вопрос о собственности, а также крайне мягкое отношение к заклятым врагам революции, в конце концов привели к тому, что Франция не поддержала Коммуну. Отказ от национализации Национального банка полностью лишил коммунаров жизненных средств, что окончательно предопределило судьбу Коммуны, когда правительство Тьера буквально утопило в крови первое государство рабочих. 30 тысяч коммунаров было расстреляно, ещё 50 тысяч было сослано на каторгу. Ошибки коммунаров изучены и осмыслены в работе Карла Маркса «Гражданская война во Франции». В 1917-м году большевики постарались учесть все ошибки коммунаров. И действительно, решительный штурм матросами Зимнего Дворца в ночь с 24 на 25 октября не оставил Временному правительству никаких шансов. Без малого через 2 месяца публикуется “Декрет о национализации банков”, по которому “банковское дело объявляется государственной монополией”. Данная мера позволила сразу развернуть всю мощь национальных финансов на пользу молодой Советской республики, а также лишила финансирования контрреволюционеров. Но, как известно, главным вопросом революции является вопрос о власти. И, будучи последовательными учениками Парижской Коммуны, большевики всем сердцем поддержали лозунг московских и петроградских рабочих “Вся власть Советам!”. Чтобы лучше понять логику событий тех дней, вернемся к событиям 1905 года, когда возникли первые советы – Иваново-Вознесенский совет, Петербургский совет рабочих депутатов и еще более 60 советов по всей стране. Петербургский совет был основан 40 рабочими делегатами 13 октября 1905 года в ходе Всеобщей политической стачки. Совет избрал постоянно действующий орган - Исполнительный комитет. Первым председателем Совета был избран адвокат Георгий Хрусталев-Носарь. Возникновение Совета было в какой-то степени стихийным и произошло в ответ на объективную потребность в руководстве нарастающим российским стачечным движением. Одной из первых задач стал сбор средств для поддержки рабочих, участвующих в стачках. На втором заседании, состоявшемся 14 октября, обсуждались меры по дальнейшему прекращению работ на промышленных предприятиях. Была отправлена делегация в Петербургскую городскую Думу с требованиями: 1) принять меры для обеспечения продовольствием рабочих, 2) отвести помещение для собрания Совета, 3) прекратить довольствие, отвод помещений, ассигнований на полицию и жандармерию, 4) выдать деньги на вооружение «борющегося за народную свободу петербургского пролетариата и студентов, перешедших на сторону пролетариата», 5) удалить войска из здания городского водопровода, 6) указать, куда израсходованы 15 тыс. рублей, поступивших в Думу для рабочих Нарвского района. Это была первая и последняя попытка Совета договориться с режимом “по-хорошему”. После отказа власти идти на диалог и попыток репрессий со стороны проправительственной “Черной сотни” по отношению к рабочим, избавившись от парламентских иллюзий, Советом было принято решение о создании рабочих дружин и милиции. На металлических заводах изготовлялось холодное оружие: металлические плети, клинки, пики, кастеты. Собирались деньги на покупку огнестрельного оружия. Однако, вместе со спадом стачечного движения падало и влияние Совета, пока наконец все члены Совета не были мирно арестованы полицией прямо во время своего заседания. Второе рождение Советы пережили в ходе Февральской революции. Сразу же после восстания в Петрограде было избрано два Совета - рабочих и солдатских депутатов. Следом Советы стали появляться по всей стране. Таким образом, в стране стал стихийно складываться режим Двоевластья. Советы пытались явочным порядком реализовывать народную программу. Так, по решению советов на предприятиях страны устанавливался 8-часовой рабочий день, повсеместно создавались органы рабочего контроля. Суть Двоевластья заключалось в борьбе за то, кто контролирует бюджет и кому будут подчиняться, выражаясь современным языком, силовые структуры, - Временному буржуазному правительству или пролетарским советам. Именно успехом большевиков в борьбе за умы Петроградского гарнизона было и обусловлено столь быстрое и бескровное падение Временного правительства. Тем не менее, несмотря на то, что фактически Зимний Дворец брали большевистские части, Октябрьская революция ни в коей мере не было переворотом, как любят пописывать либеральные историки. Это была в полной мере общенародная Советская революция, которая вывела на историческую сцену органы действительно народной власти - рабочие, крестьянские и солдатские советы. Господствующий характер советов, принцип объединения законодательной и исполнительной власти, выборность и подотчетность чиновников - все эти принципы Парижской Коммуны в полной мере были отражены в первой Конституции РСФСР, принятой в 1918 году. По мере развития институтов советской власти быстро выяснилось, что главный враг рабочих - это не Антанта и мировая контрреволюция, а интенсивно перерождающийся аппарат исполнительных комитетов при советах. Вместо того, чтобы исполнять решения советов, исполкомы фактически подменили собой органы рабочего самоуправления, а советы превратились лишь в декорацию, которая документально оформляла решение бюрократов из исполкома. Такая расстановка сил имела под собой объективную основу - наиболее сознательная часть пролетариата либо погибла в ходе Гражданской войны, либо перешла на партийную работу. Произошло радикальное снижение уровня классовой сознательности российского пролетариата. Еще один удар, от которого так и не смог окончательно оправиться российский пролетариат, нанесла Великая Отечественная война. В этой войне практически полностью погибло первое поколение советской молодежи, впитавшее в себя с молоком матери дух и энергию величайшей в истории Революции. Возник разрыв в связи поколений, и так называемым “шестидесятникам” были ближе “Битлз” и джинсы “Левис”, а не рабочее самоуправление на предприятии. После потери рабочими контроля над своими заводами, после потери возможности формирования своей рабочей вооруженной милиции, вопрос формального падения Советской власти, распада СССР был лишь вопросом времени. Советские рабочие, да впрочем и как их европейские товарищи, променяли власть на джинсы. Теперь у российских трудящихся есть джинсы и соевая колбаса, но нет больниц и школ, нет санаториев и бесплатного жилья, нет стабильной работы и, по сути дела, права на нормальную человеческую жизнь. Но, несмотря на крах рабочего государства в СССР, социалистическая идея дала много побегов по всему земному шару. Так, в настоящее время реализуется Боливарианский проект в Венесуэле. Суть его заключается в переносе центра принятия политических решений на самый нижний уровень - на уровень поселка и округа. Целью реформ Чавеса является возврат к естественным для человека принципам самоуправления на уровне поселковой коммуны. Одним из ключевых требований Боливарианского проекта является снижения длительности рабочего дня до 6 часов. Заслуживает особого внимания успех испанской коммуны в поселке Мариналеда. Под руководством мэра Хуана Гордильо община ведет обширное жилищное строительство. Жители поселка имеют возможность получить совершенно бесплатное(!) жилье, внося при этом более чем скромную квартплату в 15 евро. Община отсудила окрестные сельскохозяйственные земли у местного латифундиста, и теперь коммуна со своим агропредприятием успешно противостоит диктату сетевых магазинов. Характерно, что все решения в общине принимаются на общем собрании жителей городка, и в настоящее время Мариналеда фактически является успешно действующей моделью социалистического общества. Наши молдавские товарищи-коммунисты повсеместно создают гражданские конгрессы как органы общественного самоуправления. Молдавские трудящиеся, организованные в конгресс, представляют собой могучую силу, с которой вынуждена считаться правящая ныне в Молдове антиконституционная национал-буржуазная группировка. Причем в этой борьбе делается ставка именно на прямую демократию: выводя по выходным на улицы молдавских городов десятки тысяч протестующих, Гражданский конгресс объективно помещает действующую власть в политическую и организационную изоляцию, делая вопрос её свержения лишь вопросом времени. Повсеместно трудящиеся объединяются в те или иные формы тогда, когда жить по-старому становится просто невозможно. Что остается делать пензенским трудящимся, когда пензенская власть не может решить такие базовые муниципальные задачи, как устойчивая работа общественного транспорта, чистота и благоустройство, пробки и парковки и много-много прочего? В такой ситуации только рабочий контроль, только активное вмешательство трудящихся в вопросы повседневного управления городом может вернуть горожанам и жителям области надежду на лучшую жизнь. Избрав представительный городской Совет, Совет, депутаты которого будут подотчетны и легко переизбираемы самыми широкими слоями трудящихся, мы получим мощнейший инструмент для контроля над городской властью. Только объединив в Горсовете наши разрозненные слабые голоса в мощный рык трудового народа, мы сможем отправить господ из Белого и Желтого домов в отставку и стать хозяевами собственной судьбы!

Комментировать

avatar
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика