ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У ПЕНЗЕНСКИХ ИННОВАЦИЙ?

Добавлен: 15.12.2014. Раздел: Новости

Пять последних лет пензенский телевизор и придворные газеты бодро вещали о бурном развитии инноваций в буртасском краю. На “инновации” были потрачены миллиарды народных рублей. Мы попытались самостоятельно разобраться что-же инновационного “в сухом остатке” имеется в нашей области. Много исписано чернил в попытках найти “философский камень” формирования устойчивого роста инновационной экономики в нашей области. Проведены десятки форумов, конференций, тренингов и семинаров, доморощенные “инноваторы” регулярно посещают дорогостоящие выставки, реализуются немыслимые тренинги и образовательные программы. Создана, пожалуй, самая плотная в России сеть бизнес-инкубаторов. Предлагая “инноваторам” роскошный букет всевозможных льгот и субсидий, возводя ультрасовременные технопарки, региональное правительство казалось бы поместило предпринимателей в тепличные условия, где должны ежегодно клонироваться буртасские Стивы Джобсы и Майклы Деллы. Однако, за последние 5 лет тратя до 500 миллионов рублей ежегодно на поддержку инновационной деятельности, мы так и не смогли похвастаться ни одним(!) по настоящему прорывным стартапом. А вообще, 500 миллионов рублей в год это много или мало? Типичный западный технологичный стартап на первом раунде финансирования получает инвестиции в размере $250,000 или 7,5 млн. рублей. За эти деньги создается компания, которая выходит на рынок с уже готовым продуктом, преодолевает “долину смерти”, получает первых клиентов и уже находится около точки самоокупаемости. Да, при этом не обходится без потерь: 30% проектов оказываются неудачными, 30% балансируют на пределе самоокупаемости, 20% возвращают инвестиции в 2-4 кратном размере, 10% проектов возвращают инвестиции в 10-20 кратном размере и перекрывают потери на неудачных стартапах. Это на Западе, на их высококонкурентном рынке. А по заявлениям российских бизнес-ангелов доля успешных проектов достигает 80%. Итак, что мы имеем для Пензенской области? При современных размерах пензенского бюджета инноваций в размере 500 млн.руб. мы можем ежегодно полноценно (!) финансировать до 60 технологических стартапов и даже по самой жестокой американской статистике получать ежегодно на выходе 6 “звездных” проектов и около 40 средних проектов, которые смогут ежегодно создавать до 400 новых высокотехнологичных рабочих мест с соответствующим налогоотчислением. Но не получаем ни одного... Справедливости ради надо отметить, что интересные компании все-же появляются в Пензенской области, но по странному стечению обстоятельств их появление никак не связано с государственной поддержкой. В качестве примера мы бы могли привести пример компаний “Моё дело” (онлайн-сервис для ведения бухгалтерского учета) и “Гидриатика” (разработчик и производитель оздоровительной насадки для душа “Душ Алексеева”). Зато получаем другое. По мере роста объема государственной поддержки “инновационных” предпринимателей мы наблюдаем лишь удорожание личных автомобилей “инноваторов”. Чтобы проверить этот тезис достаточно просто взглянуть на автостоянку у любого пензенского бизнес-инкубатора и вспомнить, какие машины там стояли 3-5 лет назад. Деньги полученные в виде грантов, субсидий, льготной арендной платы идут, к сожалению, не на поддержку инновационной активности, а лишь на личное потребление “инноватора”. К слову сказать, чтобы изготовить свой первый “Макинтош” Стиву Джобсу пришлось продать свой автодрандулет и пересесть на велосипед. Что же пошло не так с пензенскими инновациями? Возможно маленький экскурс в историю коммерциализации изобретений позволит нам взглянуть на проблему строительства инновационной экономики под иным углом. Изобретение (изобретатель) Кто “купил” инновацию Результат Хронометр (Джон Гаррисон) В 1774 году британское Адмиралтейство объявило награду в £20,000 тому, кто сможет предложить способ определения долготы, на которой находится корабль в океане. Отсутствие надежного метода позиционирования корабля в море, приводило к затруднениям в навигации и зачастую становилось причиной настоящих трагедий, например таких как гибель остатков испанской Армады у западных берегов Ирландии. Это изобретение внесло свою лепту в укрепление морского господства Великобритании, продлившегося вплоть до II Мировой войны. Вакуумная паровая машина (Джеймс Уатт) В 1774 году Джеймс Уатт запатентовал усовершенствованную версию паровой машины Ползунова. Первоначально паровые машины использовались для откачки грунтовых вод из шахт. Фактически все технологические достижения XIX века были обусловлены покорением энергии пара. Именно благодаря пару стала возможна массовая электрификация городов мира в конце XIX века. XIX век прошел под знаменем господства британской промышленности, что позволило называть Великобританию “мастерской мира”. Электрическая лампочка (Томас Эдисон) Первыми потребителями стали богатые жители Нью-Йорка во главе с крупнейшим банкиром Дж. Морганом, который в дальнейшем профинансировал компанию Эдисона Edison Electric Light. General Electric стала мировым лидером по производству электротехнической продукции Радиосвязь (Гульелмо Маркони) Первым заказчиком стала почтовая служба Великобритании, которая стала использовать радиостанции для связи с удаленными островами, маяками, а позднее для связи с Канадой. Британия в начале XX века стала мировым лидером по производству радиостанций Плоскостной биполярный транзистор (Уильям Шокли) Большинством своих изобретений обязан военным контрактам на НИОКР по полупроводникам. И не случайно изобретатель транзистора жил и работал в Калифорнии в Сан-Франциско самом большом порту на тихоокеанском побережье американского континента. Самый большой порт требовал самой мощной радиосвязи и соответствующей радиотехнической индустрии. Именно из команды Шокли вышли основатели таких компаний как Intel, Intersila и Fairchaild, составившие костяк американской полупроводниковой промышленности и Силиконовой долины. В Калифорнии сформировалась “Силиконовая долина” и США стала на 50 лет мировым лидером в области полупроводниковой техники Первое, что бросается в глаза, это то, что на каждое изобретение был ясно выраженный общественный спрос. То ли это было государство, то ли крупный бизнес, но преуспевающий изобретатель всегда находил гарантированный сбыт своему гаджету. И при наличии подтвержденного спроса на “инновации” проблема поиска инвестиций не являлась ключевой. Если есть общественный спрос на изобретение то не важно кто его сделает - Маркони или Попов. Главное, что изобретение будет сделано. В то же время пензенский “инноватор” остается один на один с пресловутой стихией рынка, которая вобщем-то глубоко перенасыщена западными технологическими новинками с мощнейшей маркетинговой поддержкой. Ничтожный размер грантов (500 тыс.руб.), выдаваемых областным правительством, также не дает “инноватору” никаких шансов на успех. По условиям получения гранта не менее 400 тыс. руб. должно быть потрачено на закупку основных средств, оставшиеся средства могут быть потрачены на услуги сторонних организаций. При этом ни рубля не может быть потрачено на зарплату. Допустим сам изобретатель-инноватор живет 2 года не питаясь, не оплачивая квартплату, не покупая одежду. Теоретически это возможно, ведь он будущий миллиардер, есть повод затянуть пояс! Но ему нужны помощники, наемные работники. А они почему-то, вот ведь темные люди, не хотят получать зарплату акциями второго Apple, а требуют наличные. А также наличных требует и масса других более мелких расходов. И получается, что областное правительство, выдавая гранты, которых в принципе не может хватить для финансирования полноценного стартапа, просто бездарно транжирит государственные деньги. Есть еще одна “форма государственной поддержки”. Это когда вам из бюджета возвращают часть расходов понесенных компанией на приобретение основных средств. Что происходит на самом деле? Компания-исполнитель заключает договор с компанией-потребителем на выполнение некоторой работы. Для этого компания закупает определённое оборудование. Внимание! При этом закупленное оборудование фактически уже оплачено компанией-потребителем. На следующий день компания-исполнитель владелец оборудования (которое уже оплачено в рамках договора с потребителем) приходит в правительство с просьбой возместить понесенные расходы. В итоге ничего инновационного в Пензенской области не происходит, а директор компании-исполнителя просто меняет свою машину на более новую и дорогую. Хотя, в данном случае, финансируя частную компанию и становясь фактически её совладельцем, государство имеет право на получение в дальнейшем части прибыли от работы этой компании, но оно почему-то от своего права великодушно отказывается... Однако, столь эмоциональная прелюдия, не имеет целью очернить наше региональное правительство, которое достаточно искренне пытается построить фундамент новой экономики в регионе, а является попыткой привлечь внимание широкой общественности к этой проблеме и попытаться найти иные, более успешные пути развития регионального высокотехнологичного предпринимательства. Итак, что же мы предлагаем: Изменить принцип предоставления финансовой поддержки стартапов. Есть хороший инструмент - “Венчурный фонд Пензенской области”. Все технологические стартапы финансировать только через этот фонд. Нужно радикально увеличить финансирование отдельного проекта и довести его до 5-7 миллионов рублей, финансирование проводить не в виде грантов, а в виде покупки доли проекта от имени Венчурного фонда. Борис Николаевич Полуэктов, директор Фонда, пользуется доверием бизнес-сообщества и в его фонде можно аккумулировать все средства на поддержку инноваторов. При этом больше не надо будет ломать голову областным чиновникам какую бы ещё форму госпоодержки придумать. Изобретатели, получив финансирование своих проектов, сами разберутся на что им потратить средства проектов. Таким образом, мы фактически предоставляем каждому жителю нашей области Право на личный проект. Любой пензяк, должен иметь возможность для реализации своей общественно полезной идеи. Существенно изменить парадигму работы областных бизнес-инкубаторов: предоставлять помещения меньшей площади. 50 кв.м. слишком много для начинающего предпринимателя; предоставлять помещения на небольшой срок, например на полгода. Через полгода смотреть, как идет проект, и если проект не идет, то освобождать помещение для следующего проекта; в конце концов инкубаторы должны стать частными (или перейти в управление “Венчурному фонду”). Другими словами инкубатор должен управляться тем, кто финансирует стартапы. Радикальные реформы в местном высшем образовании. Например, чтобы готовить классных программистов нужно привезти в ПГУ классных преподавателей программирования и платить им соответственно. Действующим преподавателям программирования поднять в разы зарплату, чтобы остановить маховик кадровой антиселекции на кафедрах. И в итоге, вполне возможно, таким преподавателям придется платить зарплату больше чем ректору. Готовы ли ректора пензенских вузов к таким драматическим переменам? Существенно расширить сеть кружков научно-технического творчества детей и подростков, повысить их материальное обеспечение. Особый упор нужно сделать на робототехнику. Подготовка будущих изобретателей должна начинаться в детском саду. Поддержка детского научно-технического творчества, видимо, должна стать основным направлением работы областного министерства образования. Мы провозглашаем прописные истины, но пока в нашей области для этого делается крайне мало. Самое важное! Государство должно стать главным потребителем инноваций. В конце концов не столь важен размер гранта, сколько подтвержденный спрос на инновацию. Например, если завтра пензенские госзакупкщики начнут закупать для пензенских детских садов и больниц, не электрические водонагреватели “Ariston”, а солнечные коллекторы, производимые на пензенском предприятии, это лучше любого гранта простимулирует доморощенных инноваторов.

Комментировать

avatar
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика