ОПТИМИЗАЦИЯ С ПЛЕСЕНЬЮ

Добавлен: 16.12.2014. Раздел: Новости

Чёрной тучей нависло над Пензенской областью страшное слово “оптимизация”. Оптимизируют в сурском крае сегодня всё, что под руку попадётся: больницы, школы, профессиональные училища, фельдшерско-акушерские пункты и многое другое. Если вам отрежут ногу, не надо кричать, это оптимизация, уверяют нас местные власти. По их мнению, оптимизация - это всегда хорошо. Но, что понимается под этим словом? Закрытие, реорганизация, сокращение. Вот его синонимы. В октябре 2013 года областное Министерство здравоохранения приняло решение об объединении Малосердобинской и Колышлейской районных больниц. Это уже привычная практика в Пензенской области. Ликвидируются районные больницы, закрываются целые отделения, в результате чего жители некоторых районов Пензенской области вынуждены обращаться за медицинской помощью в Мордовию или записываться на прием к терапевту за 2 недели. Малосердобинская газета “Труд” после реорганизации больниц выпустила репортаж о том, что местное медицинское учреждение не претерпело серьёзных изменений, сокращения не предвидятся, работа проходит в штатном режиме. На въезде в Малую Сердобу нас встречает заброшенный коровник, который характеризует нынешнее положение дел в районе. В советское время жители района работали на местных предприятиях - кирпичном заводе, комбинате бытового обслуживания, хлебозаводе, колбасном цехе. Сегодня большинство местного населения на заработках вдали от малой родины. И если раньше у жителей села был стимул оставаться в родном крае, рожать и воспитывать ребятишек, то сегодня всё совсем наоборот. За двадцать лет “реформ” количество средних школ в районе сократилось в два раза. Сегодня в районе невозможно получить специальности тракториста, электрика, портного, а когда-то сотни ребят учились в Малой Сердобе и оставались тут работать. В малосердобинской больнице нам рассказали,что после объединения, зарплаты санитарок упали с 11 тысяч рублей до 7. Все надбавки и премии попросту сократили. Мало того, за последние полгода, в связи с объединением больниц, были сокращены 14 санитарок. Из-за этого объём работ для оставшихся работниц увеличился. Санитарки пересчитали объём работы и часы, пришли к выводу, что они перерабатывают норму, заложенную в трудовом законодательстве, но при этом, их труд никто не спешит поощрять. «Когда мы были самостоятельным учреждением, наш бюджет был сбалансирован, мы чётко следили за всеми расходами. Каждый работник был замотивирован хорошо работать, потому что знал, что его ждёт премия. Сейчас у нас нет собственного бюджета, зарплату нам начисляют в Колышлее, мы не знаем, какую сумму получим в конце месяца. Можно работать весь месяц не покладая рук и ничего не заработать. Очень обидно. Нам должны вернуть самостоятельность!», - в один голос твердят врачи. Врачи признаются, что в связи с объединением больниц пострадало и питание пациентов, проходящих лечение в стационаре. Не хватает медицинских препаратов и реактивов. Местные жители рассказывают, что в советские годы в этой больнице специалисты могли проводить операции вплоть до удаления онкологических опухолей. Теперь удаление аппендицита - самая сложная операция, которую здесь могут провести. Связано это вовсе не с низкой квалификацией врачей, а с отсутствием оборудования и кадров! Один хирург явно не справится с операцией, ему нужны ассистенты, а дополнительные ставки не выделяются. Вот в чём заключается одна из причин упадка медицинского обслуживания. За более качественным лечением нужно ехать за 45 километров в Колышлей или Пензу. Автобус в Колышлей ходит только с утра и вечером. Чтобы попасть на прием в Колышлейскую больницу, нужно выезжать рано утром, а возвращаться ближе к вечеру, это неудобный вариант, терять целый день из-за похода в больницу никому не хочется. А в Пензу ехать слишком дорого, 440 рублей в оба конца. С каждым годом сокращаются стационарные койки малосердобинской больницы. Сейчас их всего 37, а двадцать лет назад их было 110. Детское отделение состояло из 20 коек, сейчас от них осталось лишь 5. В советское время в больнице работали более 20 врачей: 3 хирурга, 3 педиатра, несколько терапевтов. Врачи в то время ценились государством, чего уж точно нельзя сказать о современности. Каждый молодой специалист получал жильё на селе, сегодня таких привилегий уже не существует. Сегодня в малосердобинской больнице дефицит врачей. Вовсе нет дерматолога, терапевта (эту вакансию совмещают), офтальмолога, зубного техника, нет специалиста ультразвуковой диагностики. Доходит до абсурда. Во время хирургических операций, ассистентом хирурга выступает гинеколог. Из-за недостатка врачей в малосердобинской и колышлейской больницах, специалисты вынуждены работать сразу на “два фронта”. Несколько дней они отрабатывают в больнице Колышлея, несколько в больнице Малой Сердобы. Это сказывается не только на качестве работы специалистов, но и на их собственном здоровье. Из-за отсутствия постоянного рабочего места теряется ответственность. Трудно переносить постоянные переезды. Кроме того, такие поездки врачи вынуждены оплачивать самостоятельно. Еще одной головной болью местных врачей становится то, что через пару лет сменить их будет некому. Сегодня основная масса работников больницы люди пенсионного и предпенсионного возраста. «Мы то никуда не денемся, доработаем, долечим как-нибудь. А кто после нас лечить будет, непонятно. Некому лечить», - с грустью говорит наша собеседница Тамара Павловна. Молодые врачи не едут в село. Оно и понятно, все развалено и никаких перспектив здесь нет. Ставка для молодого врача всего 5600 рублей. Попробуй прожить на эти деньги. Еще в Малой Сердобе работает “скорая помощь”. Мы уже неоднократно писали о глупой системе единой диспетчерской на несколько районов, когда звонки из различных точек области обрабатываются не в собственном районе, а стекаются в единую диспетчерскую. Из-за непродуманности работы системы возникает множество проблем. Адреса просто перепутываются из-за совпадения названий улиц, и “скорая” выезжает к людям, которые её совсем не ждут, а вот действительно нуждающиеся в медицинской помощи остаются обделенными. В Малой Сердобе всего 3 машины “скорой помощи”: 2 из них достались в наследство от советской власти, а третья чуть поновей. Этого не достаточно, чтобы обеспечить скорой медицинской помощью целый район, 3 машины не могут обслужить почти десятитысячное население. Два года назад больницу отремонтировали, но следов ремонта уже не видно. Плесень на стенах и потолках. Персонал как может борется с грибком, пропитывая стены специальными составами. «Лучше бы ничего не делали совсем. После ремонта хуже, чем до него» - признаётся нам персонал. Фотографии лучше любых слов передадут происходящее в больнице. Непонятно, кто больше виноват в халатном отношении к трате бюджетных денег, выделенным на ремонт, глава администрации района Александр Макушкин или пензенские чиновники, которые позволяют районным царькам легкомысленно относиться к обязанностям и избегать ответственности за откровенную халтуру, вместо качественной работы. Трудно представить себе аналогичную ситуацию в советское время, когда руководство контролировало любые действиями и следило за выделением бюджетных средств, а растрата бюджетных денег не по назначению стоила не только должности, но и свободы. На недавней встрече губернатора Василия Бочкарева с представителями СМИ, была озвучена идея о том, что сельские учителя должны убеждать людей не уезжать из глубинки. Вот только вряд ли такая мера окажется действенной. Никакими убеждениями не заставишь остаться молодого человека в месте, где единственная перспектива - спиваться дешёвым самогоном. И дело тут вовсе не в статусе “горожанина” или “сельчанина”, как отмечалось на встрече, а в том, что село стало абсолютно непригодным для жизни. Здесь нет ни работы, ни инфраструктуры, ни условий для цивилизованного отдыха.

Комментировать

avatar
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика