В БЕЛОРУССИИ ХОРОШО ДАЖЕ НЕМЦУ

Добавлен: 17.12.2014. Раздел: Новости

Каждый раз, приезжая в Беларусь, открываешь для себя что-то новое. Эта маленькая республика с богатой историей и удивительными людьми удивляет, завораживает, вдохновляет. Хочется приезжать сюда снова и снова – бродить по старинным улицам Бреста, наблюдая, как фонарщик зажигает керосиновые фонари; прогуливаться по широкому минскому проспекту Независимости; спускаться в ДОТы и блиндажи историко-культурного комплекса «Линия Сталина»; передвигаться по сырым подвалам Мирского замка или слушать истории про пропавшие статуи двенадцати апостолов в белорусском Несвиже. На этот раз новенький автобус Минского автомобильного завода привёз нас в город-спутник Минска Логойск, знаменитый на всю республику своим горнолыжным комплексом. На логойской автостанции нас встретила сотрудник райисполкома Ирина Станкевич, и мы поехали с ней на завод «Минавто» – совместное предприятие Белоруссии и Германии. Директор завода, немец Лео Штыс встретил нас у проходной. Ирина по секрету рассказала нам, что, узнав о приезде российских журналистов, господин Лео обещал надеть новый костюм. Немец, кстати, отлично говорит по-русски, с небольшим немецким акцентом. Правда, редкий раз может перепутать слова: в беседе за кружкой белорусского кваса назвал местный целебный источник чудовищным, но, поняв ошибку, рассмеялся вместе с нами. Лео безумно горд за своё предприятие. Он рассказывает нам о темпах роста завода с того момента, как он стал директором. Среднее количество сотрудников в январе-мае 2013 года было 197, спустя год оно увеличилось до 214. Сейчас штат предприятия насчитывает уже 250 человек. Выручка «Минавто» в январе-мае 2013 года составляла - 1340 тыс. евро, в январе-мае 2014 уже 1730 тыс. евро. Количество реализованных деталей выросло с 4,7 млн штук до 8,5. Доля экспорта в объёме выручки составляла 75%, теперь - 95. Средняя начисленная заработная плата выросла с 5406 тысяч белорусских рублей до 9496 тысяч. «Минавто» является производителем высокоточных деталей для автомобильной промышленности стран Западной Европы и Таможенного союза с 2000 года. Производственные площади завода составляют 4000 квадратных метров. Не буду перегружать читателя сложными терминами и названиями продукции, изготавливаемой на заводе, но для понимания всё же стоит перечислить основные направления производственной деятельности «Минавто». Это металлообработка, литьё пластмасс под давлением и сборка изделий из пластмасс. В сборочном цехе предприятия собираются системы и элементы систем для омывания лобовых стёкол легковых и грузовых автомобилей с подогревом и без подогрева для ведущих мировых производителей автомобильной промышленности, системы для подогрева сидений и так далее. В литейном цехе изготавливают детали для таких мировых гигантов, как «Bosch», «Continental», «Nidec», «Valeo». «Вал-шестерни», изготавливаемые на «Минавто», делают всего несколько фирм в Европе. Но основным направлением деятельности завода является, конечно, металлообработка. Лео Штыс проводит нас по заводу. Шум работающих станков едва позволяет расслышать его рассказ. «Петрович, я знаю, что ты старый передовик, но покури пока», – кричит немец рабочему. Тот останавливает станок, и становится потише. Немец проводит нам обзорную экскурсию по заводу, хвалится современными технологиями, новейшим оборудованием и профессиональными сотрудниками. Потом мы садимся за стол. На столе – конфеты, печенье, квас, сыр, колбаса – все товары белорусского производства необычайно вкусные и качественные. «Нравится Вам в Белоруссии?», – спрашиваю я у господина Лео. Директор завода отвечает утвердительно. Здесь он с сентября прошлого года, за свою жизнь много где побывал. В 1992-1993 годах работал в Калининградской области, много времени провёл в странах бывшего соцлагеря – Украине, Польше, Венгрии. Знает несколько языков. По словам Лео, иностранные аудиторы, в том числе из Германии и Польши, думают, что Белоруссия застряла где-то в средневековье, а когда они приезжают в республику, то очень удивляются. Лео рассказал историю, как к ним на завод в Логойск приехал польский инженер и немец заговорил с ним на польском. Удивлённый поляк спрашивает: «А что пан робит в диком краю?». Но немец не дал Беларусь в обиду, на шутку поляка ответил своей. Ещё одна забавная история про поляков связана с военным парадом в День независимости Белоруссии, в котором принимали участие и моряки. «Что за странный народ белорусы?», – сказали поляки, «моря у них нет, зато моряки есть». Полякам никто не объяснил, что в параде принимали участие не только белорусские военные, но и российские. Лео Штыс с гордостью рассказывает не только о производственных достижениях «Минавто», но и об участии коллектива завода в общественной жизни района – субботниках, спортивно-массовых мероприятиях, туристических слётах. Лео – настоящий энтузиаст своего дела. Особое внимание он уделил сайту предприятия. Раньше им никто не занимался. Теперь информация на сайте структурирована, добавлено много фотографий, которые Лео Штыс сделал лично. Это снимки с цехов завода, с видами Логойска. Сайт доступен на пяти языках – русском, белорусском, английском, немецком и польском. Мы поговорили и на отвлечённые темы. Например, про футбол. Накануне Германия разгромила Бразилию на чемпионате мира со счётом 7:1. Лео Штыс признался, что он уже 15 лет не смотрит телевизор, как и его дети. Но футбольный матч немцев и бразильцев они не смогли пропустить. Практичный немец удивляется, зачем бедные страны вроде Бразилии вкладывают огромные средства в строительство стадионов, создание инфраструктуры для проведения чемпионатов. А мы задавились таким же вопросом, вспоминая сочинскую олимпиаду и грядущий в 2018 году ЧМ по футболу в России. На память о России я подарил немцу глиняную абашевскую игрушку-свистульку. Он пообещал передать её своему маленькому сыну. После посиделок за столом господин Лео предложил отвезти нас на «чудовищный» логойский родник, где я даже успел окунуться в ледяную воду, и в наш следующий пункт назначения – Хатынь. Это белорусская деревня, жители которой 22 марта 1943 года были заживо сожжены и расстреляны карательным батальоном, сформированным из выходцев с Западной Украины. Всего карателями было убито 149 жителей деревни, среди них 75 детей. Сегодня на месте деревни – огромный мемориальный комплекс. «Бывшая улица Хатыни выложена серыми, под цвет пепла, железобетонными плитами. В тех местах, где когда-то стояли дома, поставлено 26 символических бетонных нижних венцов срубов и столько же обелисков, напоминающих печные трубы, опалённые огнём. Перед каждым из сожжённых домов установлена открытая калитка, как символ гостеприимства жителей деревни. На трубах-обелисках — бронзовые таблички с именами тех, кто здесь родился и жил. Сверху каждого обелиска — печально звенящий колокол. Колокола звонят одновременно каждые 30 секунд. На территории комплекса находится единственное в мире «Кладбище деревень» — 185 могил, каждая из которых символизирует одну из невозрождённых белорусских деревень, сожжённых вместе с населением (186-я невозрождённая деревня — это сама Хатынь). Могила каждой деревни представляет собой символическое пепелище, в центре которого расположен пьедестал в виде языка пламени — символ того, что деревня была сожжена. В траурной урне хранится земля деревни. На могиле написаны название деревни и название района, в котором стояла деревня. Ещё один мемориальный элемент комплекса — «символические деревья жизни», на ветвях которых в алфавитном порядке перечислены названия 433 белорусских деревень, которые были уничтожены оккупантами вместе с жителями, но восстановлены после войны. Мемориальный элемент «Стена памяти» включает мемориальные плиты с названиями свыше 260 лагерей смерти и мест массового уничтожения людей на территории Белоруссии. На территории мемориала также находится мемориальный элемент «Вечный огонь». На квадратном траурном постаменте в трёх углах расположены три берёзки. Вместо четвёртой горит вечный огонь — в память о каждом четвёртом погибшем жителе Белоруссии». По пути в Хатынь мы разговорились с немцем про фашизм. Лео Штыс решительно осуждает фашизм. Он рассказал, что в Германии фашистская идеология побеждена, и о ней вспоминают как о чём-то очень нехорошем и неприятном. В то время как на Западной Украине с ней никто не боролся, более того, она долгое время культивировалась. И сегодняшние бандеровцы и активисты «Правого сектора» – это зачастую потомки коллаборационистов времён Великой Отечественной войны. Лео Штыс уже бывал в Хатыни несколько раз, привозил сюда он и своих детей. Мы же были в Хатыни впервые. В таких местах, вспоминая о хатынской трагедии, сильнее и отчётливее понимаешь всю опасность нацистской идеологии, которая сегодня процветает на Западной Украине. На обратном пути мы заехали в деревню Нивки. Это ещё один населённый пункт на Логойщине, который был уничтожен в годы войны. В июне 1943 года фашисты заживо сожгли 160 мирных жителей деревни. Сегодня на въезде в деревню поставлен памятник погибшим жителям. Мы распрощались с этим удивительным немцем и стали осматривать достопримечательности Логойска – костёл, река Гайна, старинный парк с руинами замка Тышкевичей, памятники архитектуры. Логойск – красивый, уютный и очень старый город, известный с 1078 года. И сегодня жители Логойска и местные власти делают всё, чтобы эту красоту и уникальность города сохранить. Интересно будет сравнить Логойск, к примеру, с нашим Кузнецком. В одном городе успешно развиваются предприятия, сохранён историко-культурный облик, люди чувствуют себя уверенно и комфортно. А в другом развалены последние заводы, город грязный и неуютный, а в некоторые его районы до сих пор опасно заходить не только ночью, но и днём. Жители города в поисках работы вынуждены ездить в столицу и другие крупные города. Как говорится, догадайтесь по описанию, какой из этих городов – Логойск, а какой - Кузнецк. Притом, что население первого всего 11 тысяч, а второго 86 тысяч человек. Про остальные районные центры Пензенской области, вроде Наровчата или Шемышейки, и говорить нечего. Работа, инфраструктура и даже культурный отдых – всё это осталось в советском прошлом. Я хорошо помню, как даже ещё в начале 90-х в тогдашнем Беднодемьяновске работал настоящий кинотеатр, а возле филиала завода «Пенздизельмаш», на месте сегодняшних «торговых рядов», был отличный сквер с красивыми фонарями и скамейками, в городском парке были железные качели-лодочки и огромная деревянная карусель. А сам парк называется парком имени 30-летия ВЛКСМ, но это сегодня помнят только старожилы. Лихие 90-е и сквер у Дизельного, и кинотеатр, и даже карусель с лодочками переживали с трудом. А потом окна и двери кинотеатра заколотили, лодочки разобрали и сдали на металлолом, а сквер у завода зарос кустарником и покрылся мусором. Сам завод превратился в весьма убогое зрелище. С началом путинской «стабильности» сквер вырубили, а на его месте построили магазины, здание кинотеатра подлатали и открыли в нём спортивную школу, а в парке 30-летия ВЛКСМ, который стал называться просто парком, появилась хоккейная коробка и несколько качелей. Но ощущение пустоты и разрухи осталось. Работы в Беднодемьяновске, или как его сейчас называют Спасске, по-прежнему практически нет, внешний облик города украшают только в третий раз помянутые в этой статье торговые ряды и полчища бродячих собак, которых периодически травят работники местной службы ЖКХ. Здесь, на периферии, отлично видны контрасты с процветающей Белоруссией, в которой очень комфортно не только белорусу, но и немцу. В то время как в России русскому человеку приходится сегодня совсем не сладко. И от этого на душе становится ещё более горько за ту страну, которую мы потеряли тогда, в теперь уже далёком 1991 году.

Комментировать

avatar
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика