В ШКОЛУ ХОДИЛ БОСИКОМ

Добавлен: 22.12.2014. Раздел: Новости

Автобус, в котором мы ехали, еле-еле двигался. Это был рейс Пенза-Плёсс. Образовалась пробка. Федеральная трасса М-5 «Москва-Челябинск» ремонтировалась в районе Мокшана. Скопилось много транспорта. Вдруг автобус резко стал набирать скорость. Пробка стала быстро рассасываться. В открытую форточку задул свежий воздух. Появился сквозняк. Пассажиры со всех сторон заговорили, просили закрыть форточку. Я встал с кресла и закрыл её. Сидевший рядом со мной мужчина лет восьмидесяти с седой шевелюрой, оперевшись на клюшку, вдруг сказал: «Слушайте, а где-то я Вас видел». Мы разговорились. Выяснилось, что он из соседнего села. Когда-то вместе учились в нашей Знаменской семилетке Мокшанского района. Это было в начале 50-х годов. Тогда была семилетка только в нашей Знаменке, а вокруг все сёла имели начальные классы. Вот и ходила вся округа в наше село, кто хотел иметь образование. Я невольно провалился в воспоминания. Мне и сверстникам моего поколения, чьё детство прошло в годы Великой Отечественной войны, это время очень близко и запало в душу. В январе 1942 года, когда мне исполнилось пять лет, в нашу семью пришло неутешное горе - погиб отец. Никогда не забуду обрывка обгоревшей со всех сторон военно-полевой карты, на обратной стороне которой было написано: «Ваш муж Орехов Владимир Кириллович 1906 года рождения, пулемётчик 1193 стрелкового полка, 360 стрелковой дивизии, погиб смертью героев в борьбе с немецко-фашистскими оккупантами за нашу Родину 29 января 1942 года под городом Велиж Смоленской области. Данный документ является основанием для выплаты пособия семье погибшего». Нас осталось шесть детей. Старшему 13 лет, младшей сестрёнке всего 9 месяцев. Убитая горем мать от такого известия потеряла сознание. Но надо было как-то жить дальше в это суровое военное время. Чтобы отапливать нашу избушку, нам, ребятишкам, приходилось на салазках возить хворост из леса, мы лазили по пояс в снегу по лесу в поисках этого хвороста. Мне навечно врезалась в память одна история, произошедшая со мной в то время. Как-то раз я вёз на салазках хворост, а навстречу попался лесник с отъевшейся красной мордой. На фронт он не попал, откупился у врача. Он молча взял с моих салазок топор и разрубил верёвку, которой я связывал хворост, опрокинул его на снег и сказал, что изрубит салазки, если ещё раз встретит. Я заплакал и поплёлся назад домой в холодную избу. Старший брат в это время был в Мокшане. Он проходил учёбу по отлову дезертиров, которые скрываются по лесам. Остальные два брата и мать были на работе в колхозе. Они на колхозном току вручную сортировали зерно, затем грузили его на подводы, в которые были запряжены быки, и отправляли на фронт. Мы сидели в холодном доме вдвоём с сестрёнкой, которая надеялась, что я принесу хворост и затоплю печь. Одежда и обувь, которые оставались на начало войны, износились. Одевать нечего, обувать тоже. Когда мне исполнилось семь лет, я пошёл в школу, ходил босиком, в латаных штанах. Когда выпадал снег, школу бросали, ведь по снегу ходить было очень холодно. Вспомнилась мне моя бабушка - старая и мудрая женщина, заставшая ещё крепостное право. Летом она сеяла лён, зимой мяла его, отделяла мочало, его толкла в ступе, затем из него пряла нити. Налаживала ткацкий станок и ткала холст. Этот холст расстилала в мороз на снег, он отбеливался и становился чуть мягче. Из этого куска бабушка шила рубашки, штаны, затем красила эти изделия синькой. Вот такая у нас была одежда в те годы. Когда штаны снимали, ставили их на пол, они не падали, а стояли. Вот такие у меня были штаны! Зато в десять лет я пошёл в настоящий первый класс. На ноги зимой обувал лапти, которые плели для меня братья. Мы от зари до зари работали на колхозных полях, заготавливали корма для общественного стада. Весь этот тяжёлый труд ложился в военные годы на плечи женщин и ребятишек. Самые маленькие дети, которые ещё не могли работать, оставались дома одни без присмотра. Голодные и холодные, они были предоставлены сами себе. Не выдержали самые маленькие сестрёнки. Сначала умерла одна, потом за ней в возрасте пяти лет и вторая. В одиннадцать лет ко мне подошёл колхозный бригадир и сказал: «Витька, иди на колхозный двор, запрягай там лошадь Майку, будешь возить копны к стогу». Я с удовольствием утром рано бегу на работу, ведь целый день мне предстоит скакать на лошади! Конюх даёт мне узду, хомут и длинные вожжи, которые я привязываю к хомуту для зацепки копны сена. Весь день мы вместе с сельскими женщинами и дедом Ваней перевозим сено. Поздно вечером, уставший, еле-еле дохожу до дома и сваливаюсь в постель. Когда начинается жатва, бригадир отсылает нас, детей, возить зерно от комбайна на бричках. Утром рано комбайны уже работают. Как намолотят бункер, комбайн останавливается, мы подъезжаем к комбайну на лошади, да так, чтобы не задеть лесенку, по которой поднимаются к бункеру с зерном помощники комбайнера, открывают бункер и засыпают зерно в бричку. Возим зерно до темна. После нужно загрузить машины зерном и отправить на элеватор. Сдача зерна государству - ответственная задача. Мы грузим зерно вручную, никакой механики нет. Уже на элеваторе лопатами разгружаем машину и возвращаемся домой далеко заполночь. А рано утром снова запрягать и ехать к комбайнам. Так проходило наше лето. Так проходило всё наше детство. Мама в последнее время болела всё чаще и чаще. Сказывались военные годы. Вскоре она умерла в возрасте 55 лет. Старшие братья отслужили в армии. Тогда служба была не то, что сейчас. Старший брат служил 7 лет, младшие двое по 4 года. После окончания семилетки я поступил в училище механизации сельского хозяйства, которое находилось в Мокшане. Не по призванию, а потому что там кормили три раза, давали одежду, обувь, да и стипендию платили. Война закончилась, в стране разруха. Родина готовила кадры. С первой стипендии я купил себе часы. Это была редкая роскошь. После окончания курсов я поехал в Казахстан, совхоз им. Олега Кошевого в Кустанайской области. Получил новенький трактор. Мне, молодому комсомольцу, доверили прокатить первую борозду. Это было очень здорово! Ровное поле простирается на многие километры, где нет ни деревца, ни канавки. Это было ночью. Километров за пять поставили трактор «Беларусь», включили свет, а я на ДТ-54 на этот свет проложил ровную борозду. А затем от той борозды направо и налево начали распахивать целину. Дух захватывало! Целая громада тракторов загудела, загрохотала, и повалился чернозём на поверхность, до которого не прикасался плуг многие столетия. Такое не забывается. Затем служба в армии. Отслужив, поступил на завод «ВЭМ». Проработав год, взял обязательства бороться за бригаду коммунистического труда. Но в обязательстве было условие, помимо выполнения производственного задания, без нарушения производственной и бытовой дисциплины, необходимо было каждому члену бригады постоянно повышать свою квалификацию: учиться в школе, техникуме или институте. Таковы были условия. И я в 24 года поступил учиться в восьмой класс вечерней школы. Всё это легко сказать - работать и учиться. А потом было так трудно, что не хотелось идти в школу. «Весна на Заречной улице» - фильм, который точно отражает моё настроение в то время. Учился я в вечерней школе № 6, что на улице Докучаева. Сейчас на её месте школа № 50. Как-то подходит ко мне старший мастер Иван Васильевич Ефимов и говорит: «Вижу, ты настойчивый и целеустремлённый парень. Трудно работать в две смены и учиться?» И мне оставили только первую смену. А тут ещё одна радость: по ходатайству комитета комсомола завком выделил мне место в общежитии. Лучше и нельзя было придумать! Современная молодёжь вряд ли поймёт и должным образом оценит, что такое получить все условия для работы и учёбы. Не все получили аттестат, не у всех хватило силы воли, чтобы одновременно работать и учиться. Ведь молодость берёт своё: хочется и погулять, и отдыхать. В 27 лет я окончил десять классов и поступил на заочный факультет, мне снова пригодилось мои упорство и усилия! Благодаря Советской власти, мы, дети войны, смогли получить образование, профессию и стали настоящими людьми. В 32 года я закончил институт. А моя внучка училась уже при современной власти. Работодатель, в нарушение закона, не отпускал её не только готовиться к сессии, но и сдавать экзамены. Она с большим усилием окончила институт без помощи государства. Мы подъехали к месту назначения, я попрощался с попутчиком. Вот ведь как бывает: встал закрыть форточку и погрузился в воспоминания. Депутаты Государственной Думы от “Единой России” уже 7 раз блокировали принятие Закона о «Детях войны». Как будто нет нас – целого поколения, на чью долю пришлось тяжелое детство.

Комментировать

avatar
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика